ISSN: 9125-0912. ВІСНИК ДНІПРОПЕТРОВСЬКОГО УНІВЕРСИТЕТУ.
СЕРІЯ «ІСТОРІЯ І ФІЛОСОФІЯ НАУКИ І ТЕХНІКИ». 2012. № 1/2. ВИП. 20. С. 9-16



УДК 629.78(09)

В. А. Задонцев

Институт транспортных систем и технологий НАН Украины

М. К. ЯНГЕЛЬ В КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ С В. Н. ЧЕЛОМЕЕМ
ЗА РАЗРАБОТКУ МАЛОГАБАРИТНОЙ ЖИДКОСТНОЙ РАКЕТЫ –
ПО ДОКУМЕНТАМ И ВОСПОМИНАНИЯМ
(к 100-летию со дня рождения М. К. Янгеля)

Представлено документи і спогади очевидців про розробку міжконтинентальних ракет легкого класу із зарядом «малої» потужності.

Ключові слова: М. К. Янгель, В. Н. Челомей, ракетная техника, УР-100.

Представлены документы и воспоминания очевидцев, повествующие о разработке межконтинентальных ракет лёгкого класса с зарядом «малой» мощности.

Ключевые слова: М. К. Янгель, В. Н. Челомей, ракетная техника, УР-100.


© В. А. Задонцев, 2012

9

В. А. Задонцев



The paper tells about the first challenging steps of Mikhail Kuzmich Yangel, the distinguished scientist and designer, in the rocket engineering.

Keywords: М. К. Yangel, V. N. Chelomey, rocket engineering, УР-100.

С самого начала 60-х годов головной институт ракетной отрасли НИИ-88 выступил с предложением о введении в структуру ракетных войск стратегического назначения помимо тяжелых, большой группировки жидкостных межконтинентальных ракет лёгкого класса с зарядом «малой» мощности, мотивируя это стремлением удешевить систему вооружения при той же её эффективности [1]. Это предложение, поначалу, не встретило понимания со стороны военных и главных конструкторов.

Их отношение изменилось в связи с массовым развертыванием в США ракетных комплексов с твердотопливной МБР «Минитмен-1» (стартовый вес 29,7 т, мощность ядерного заряда 1,2 Мт, масса головной части 600 кг, максимальная дальность 10 тыс. км), принятой на вооружение в 1962 г.

Руководством СССР и его Вооруженных сил было признано необходимым создание ракетных комплексов второго поколения, пригодных к массовому развертыванию, способных к длительному (до 10 лет) нахождению в боеготовом состоянии. В начале 60-х годов в СССР отсутствовала возможность создания мощных ракетных двигателей на твердом смесевом топливе.

Из рассекреченных документов, приведенных (не полностью) в [2] в качестве иллюстраций следует, что 19 января 1963 г. в ЦК КПСС было направлено письмо, подписанное Устиновым, Малиновским, Смирновым, Калмыковым, Федоровым, Бирюзовым.

Сов. Секретно

ЦК КПСС

В с0оответствии с поручением нами, с привлечением ученых и специалистов, рассмотрены предложения главных конструкторов тт. Макеева, Исаева, Янгеля и Решетнева о разработке малогабаритных ракет ампульного типа с автономной системой управления.

Создание такого типа ракет будет дальнейшим шагом в развитии ракетной техники. Конструкция ракет предусматривает возможность нахождения в заправленном состоянии в шахте в течение 10 лет, вместо 30–90 суток существующих ракет, а широкое внедрение автоматизации процессов подготовки и пуска ракет (дистанционное управление) существенно уменьшает количество обслуживающего персонала и обеспечивает сокращение времени готовности от 1 до 5 минут (существующие – 15–30 минут), что значительно повышает боеготовность ракетного вооружения.

Указанные качества по условиям эксплуатации и простота стартов приближают ампульные ракеты к ракетам на твёрдом топливе, а в части энерговооруженности двигателей и габаритов они будут иметь преимущества.

На основании проведенных в СКБ-385, ОКБ-10 и ОКБ-586 Госкомитета по оборонной технике проработок, считаем целесообразным поддержать предложения главных конструкторов о разработке в 1963–64 гг. одного автоматизированного ракетного комплекса с малогабаритной ракетой Р-37 ампульного типа с дальностью стрельбы в диапазоне от 2000 до 12 000 км, вместо предлагаемых двух ракет на дальность 4500 и 12 000 км, но с двумя вариантами боевых головок: на дальность 12 000 км со спецзарядом … в тротиловом эквиваленте и на промежуточную дальность 4500 км со спецзарядом …

Просим одобрить представляемый проект Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР по данному вопросу».

10

М. К. ЯНГЕЛЬ В КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ С В. Н. ЧЕЛОМЕЕМ ЗА РАЗРАБОТКУ МАЛОГАБАРИТНОЙ ЖИДКОСТНОЙ РАКЕТЫ – ПО ДОКУМЕНТАМ И ВОСПОМИНАНИЯМ (к 100-летию со дня рождения М. К. Янгеля)



Выписка из протокола No 30 заседания Совета Обороны Союза ССР 30 января 1963 г. (приводится не полностью):

«Согласиться с предложением Министерства обороны (тт. Малиновский, Захаров, Бирюзов) о необходимости создания в 1963 – 64 гг. автоматизированного ракетного комплекса с межконтинентальной ампульной ракетой и упрощенным шахтным стартом.

Поручить тт. Козлову Ф. Р. (созыв), Брежневу Л. И., Устинову Д. Ф., Захарову М. В., Бирюзову С. С., Сербину И. Д., Смирнову Л. В., Дементьеву П. В. рассмотреть состояние работ главного конструктора т. Янгеля М. К. и генерального конструктора т. Челомея В. Н. и в двухнедельный срок внести предложения в ЦК КПСС о создании автоматизированного ракетного комплекса с межконтинентальной ампульной ракетой и упрощенным шахтным стартом.

Заслушивание и обсуждение докладов тт. Челомея В. Н. и Янгеля М. К. провести 11 февраля 1963 г. в ОКБ-52 Госкомитета Совета Министров СССР по авиационной технике.

Председатель Совета Обороны Союза ССР Н. С. Хрущев».

«Совет в Филях»

11 февраля 1963 г. заседание Совета Обороны состоялось в филиале No 1 ОКБ-52 на Филях. На заседании присутствовали руководители СССР и Вооруженных сил: Хрущев Н. С., Брежнев Л. И., Малиновский Р. Я., Крылов Н. И., Гречко А. А., Чуйков В. И., Бирюзов С. С., Вершинин К. А., Дементьев П. В., Калмыков В. Д., Смирнов Л. В., Славский Е. П. и главные конструкторы Янгель М. К., Челомей В. Н., Пилюгин Н. А., Рязанский М. С., Минц А. Л., Косберг С. А., Исаев А. М., Кисунько Г. В. [3]. (Обращает на себя внимание отсутствие Устинова Д. Ф. и директора НИИ-88 Мозжорина Ю. А.. Как вспоминает В. А. Поляченко, ведущий сотрудник НПО «Машиностроения» [4]: «Д. Ф. Устинов опоздал и не смог попасть на территорию»).

Как проходил Совет Обороны – в настоящее время можно узнать только из воспоминаний. В 1994 г. вышел из печати двухтомник воспоминаний С. Н. Хрущева «Никита Хрущев: кризисы и ракеты», во втором томе которого Сергей Хрущев 30 лет спустя довольно подробно описывает Совет Обороны в Филях, но только его внешнюю сторону, никакой техники, очевидцем которого он был, так как входил в ближайшее окружение Челомея [5].

«Докладывали Янгель и Челомей.

Только что оба закончили эскизные проработки. На суд представили расчеты, компоновки и макеты. Требовалось выбрать лучший вариант. Задача не из простых, ракеты чрезвычайно походили одна на другую. Так не раз случалось в технике».

«У каждого из проектов имелись сторонники, свои болельщики, как среди военных, так и в среде чиновников различного ранга, вплоть до самого верха – Совета Министров и Центрального Комитета.

Первым докладывал Янгель. Он начал с подготовки Р-36 к испытаниям, подчеркнул, что предложения по новой ракете основываются на опыте, накопленном в конструкторском бюро за прошедшие годы. Янгель подошёл к плакатам и начал не торопясь, подробно излагать суть своего предложения.

Ракета выглядела изящной. Она могла поражать точечные цели и значительно более длительное время находиться на стартовой позиции в заправленном состоянии. Янгель, казалось, нашёл решение, как укротить все разъедающую кислоту. Сообщение прозвучало убедительно».

«Следующим выступал Челомей.

Он сказал, что ключевыми задачами в современном боевом ракетостроении

11

В. А. Задонцев



является точность поражения цели, позволяющая резко уменьшить эквивалент и вес головной части и способность ракеты длительно пребывать в боевой готовности». «Главная задача, которую он стремился решить в новой разработке: долговременная автономность ракеты и полная автоматизация её запуска».

«Судя по реакции, Челомей выигрывал. По крайнем мере, отец ему явно симпатизировал. Дементьев победно улыбался, Устинов мрачно уставился перед собой. За докладом последовали нескончаемые вопросы. Челомей отвечал уверенно, чётко».

«Первая часть заседания закончилась. Присутствующие разбились на группы и под руководством специально выделенных экскурсоводов отправились осматривать экспозицию». «Челомей, давая пояснения, горячился, доказывал, насколько благотворно сказывалось перенесение высокой авиационной культуры на производство ракет».

«После обеда снова собрались в конференц-зале. Предстояло обсуждение и принятие решений. Начали с ракет. Кому отдать предпочтение? За обедом отец перемолвился на эту тему с Козловым и Брежневым. Ему приглянулись предложения Челомея, но он хотел подтверждения».

«На заседании отец высказался за Челомея. Перечить ему никто не стал. Янгель выглядел просто убитым. Устинов расстроился. Желая поддержать Михаила Кузьмича, отец стал говорить добрые слова о его больших заслугах, о важности работы над «тридцать шестой» ракетой.

Второе поражение подряд – так оценивал Янгель сегодняшнее решение». (Год назад, на Совете Обороны в Пицунде, не приняли в разработку тяжелую ракету Янгеля Р-56).

«Вышедшее через месяц (30 марта 1963 г.), Постановление правительства задало сроки и оговорило конкретные параметры первой советской массовой межконтинентальной ракеты…»

Таким образом, в изложении С. Н. Хрущева порядок дня выглядел так – доклады-осмотр экспозиции – принятие решений.

А вот как описывал Совет в Филях в своих воспоминаниях Борис Иванович Губанов [6]:

«При оповещении М. К. Янгелю установили точное время его прибытия на Совет. Однако, когда он прибыл к месту проведения Совета, весь состав Совета со всеми сопровождающими лицами отсутствовал. Во изменение заранее предусмотренного порядка проведения Совета В. Н. Челомей предложил сначала осмотреть выставку, производство и затем заслушать доклады. Скорее всего, как считал Михаил Кузьмич, это было сделано Челомеем продуманно. Начавшийся поход Совета по заводу и выставке сходу сразу от ворот предприятия, когда М. К. Янгель, не приглашенный участвовать в этой процедуре, ожидал с вывешенными плакатами, дал возможность В. Н. Челомею при прохождении всех объектов и экспонатов дать заранее запланированную информацию всем участникам Совещания – и без комментариев оппонентов. Был сделан удачный тактический ход. Конечно, надо понимать, что решение государственных вопросов не определяется тем, кто, как и в какой очередности дал предложение. Решения формируются заранее. Лидер Совета начинает совещание уже со сформированным взглядом на проблему, иначе это становилось бы пародией на Совет. Тактический приём Челомея помогал подготовить фон к этим решениям. Первым докладывал М. К. Янгель о Р-38 и Р-36. Вторым, но уже второй раз – В. Н. Челомей об УР-100».

«Ампулизация ракеты как метод решения проблемы герметичности разрабатывался уже рядом организаций для своих ракет, в том числе морских В. П. Макеева».

«…критерием выбора ракет было не конструктивное совершенство одной из

12

М. К. ЯНГЕЛЬ В КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ С В. Н. ЧЕЛОМЕЕМ ЗА РАЗРАБОТКУ МАЛОГАБАРИТНОЙ ЖИДКОСТНОЙ РАКЕТЫ – ПО ДОКУМЕНТАМ И ВОСПОМИНАНИЯМ (к 100-летию со дня рождения М. К. Янгеля)



ракет, а организационное впечатление, связанное с желанием руководства отдать предпочтение Челомею. Он на это время завоевывал фундаментальные позиции.

На этом совещании Янгеля вывел из равновесия Челомей, заявляя возможные характеристики своего детища. Михаил Кузьмич взорвался. Он намекал, что всего лишь год назад оказал этому КБ техническую помощь, передав документацию и три реальные ракеты Р-14 для изучения и приобретения опыта разработки такого рода конструкций. В этой связи заявленные характеристики весьма сомнительны, подразумевал Янгель. Выступление и совещание были острыми. В заключение Н. С. Хрущев, успокаивая Янгеля, сказал: «Мы теперь богатые – дадим возможность разрабатывать два варианта». В результате через некоторое время проект ОКБ-586 был положен на полку, до «лучших времён».

«Решение было принято в пользу Челомея. Это решение Михаилу Кузьмичу было трудно объяснить своим коллегам. Оно укрепило мнение наших конструкторов и королевских тоже, что Н. С. Хрущев гнет линию ориентации на Челомея».

Из воспоминаний Ю. А. Мозжорина [1]:

«На совещании приняли самое тогда популярное решение делать обе ракеты, и УР-100 и Р-38, то есть «всем сестрам по серьгам». Участники встречи были очень довольны результатом, и заключения НИИ-88 не понадобилось: обе стороны получили то, что хотели, хотя бы в виде высочайших обещаний. Поручили готовить проекты постановлений ЦК КПСС и СМ СССР. Постановление по поводу ракеты УР-100 вскоре вышло в свет, а по ракете Р-38 почему-то тормозилось в верхних эшелонах власти, пока не приняли решение отменить его совсем. Янгель несколько раз при встречах с Хрущевым напоминал ему о задержке постановления, но кроме раздражения ничего не видел, пока не услышал прямой отказ Никиты Сергеевича».

От эмоциональных воспоминаний вернёмся к документам.

23 марта 1963 г. в ЦК направляется письмо (сопроводительное) С. Ветошкина, Р. Малиновского, П. Дементьева, В. Калмыкова, Е. Славского, С. Бирюзова, С. Судца, М. Захарова с прилагаемым проектом Постановления ЦК КПСС и СМ СССР [2]:

Сов. секретно

ЦК КПСС

В соответствии с поручением ЦК КПСС представляем проект Постановления о разработке в ОКБ-52 Госкомитета Совета Министров СССР по авиационной технике автоматизированного ракетного комплекса с универсальным изделием УР-100 ампульного типа с упрощенным шахтным стартом.

Предложение по разработке комплекса УР-100 было представлено конструкторами тт. Челомей, Пилюгиным, Рязанским, Косбергом, Минцем и Расплетиным.

Ракета УР-100 разрабатывается как универсальная для поражения наземных целей и для противоракетной обороны страны. Дальность стрельбы ракетой УР-100 со специальными зарядами по наземным целям от 2000 км до 11 000 км. Точность стрельбы на предельную дальность ± 3 км. Срок начала совместных испытаний – IV кВ. 1964 г.

Проект постановления прилагается

Сов. секретно

Выписка из протокола No 90 заседания Президиума ЦК КПСС от 30 марта 1963г.:

Вопрос Госкомитетов по авиационной технике СССР, по радиоэлектронике СССР и Министерства Обороны.

13

В. А. Задонцев



Утвердить проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР по этому вопросу (приложение – особая папка).

Секретарь ЦК КПССС

Пост. ЦК КПСС и СМ СССР No 389-140 от 30 марта 1963 г.

Особая папка
Сов. секретно
Особой важности

ЦК КПСС и СМ СССР
от 30 марта 1963 г. No 389-140
О создании ракетного комплекса УР-100

Придавая особо важное значение вооружению Советской Армии ракетами ампульного типа с упрощенным шахтным стартом, ЦК КПСС и СМ СССР ПОСТАНОВЛЯЮТ:

  1. Принять предложение ГКАТ (тт. Дементьева, Челомея), Госкомитета по РЭ СССР (тт. Калмыкова, Пилюгина, Рязанского) и МО СССР (тт. Малиновского, Бирюзова), рассмотренное и одобренное комиссией ВСНХ СССР по военно-промышленным вопросам, о разработке в 1963–64 годах автоматизированного ракетного комплекса с универсальным изделием УР-100 ампульного типа с упрощенным шахтным стартом со следующими основными характеристиками:
наибольшая дальность стрельбы без учета вращения Земли 11 000 км
минимальная … 2000 км
система управления – автономная с радиокоррекцией максимальное отклонение при стрельбе на предельную дальность:
при автономной СУ
– по дальности ± 5,5 км
– по направлению ± 3,0 км
с радиокоррекцией
– по дальности ± 3,0 км
– по направлению ± 3,0 км
заряд специальный с автоматикой, системой инициирования, контактными и неконтактными датчиками
на наибольшую дальность 11000 км
на минимальную … 2000 км
стартовый вес изделия 35 т
двигатель жидкостной
топливо:
– горючее диметилгидразин
– окислительбезводный азотный тетраксид

Хранение заправленного компонентами топлива изделия в условиях шахтной стартовой позиции в готовности No 1 – 7–10 лет;

Готовность No 1 автоматизированного комплекса к старту по заранее намеченной цели с момента получения команды на пуск – 3 минуты;

Вид старта – шахтный автоматизированный

Защищенность старта – 2 и 5 кг/см2 во фронте ударной волны …

Разработку универсальной ракеты УР-100 вести как в качестве баллистиче- ской ракеты для поражения наземных целей, так и для противоракетной обороны страны.

    Установить срок начала совместных испытаний комплекса с изделием УР-100 – IV кв. 1964 г.
  1. Утвердить основными исполнителями работ:

14

М. К. ЯНГЕЛЬ В КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ С В. Н. ЧЕЛОМЕЕМ ЗА РАЗРАБОТКУ МАЛОГАБАРИТНОЙ ЖИДКОСТНОЙ РАКЕТЫ – ПО ДОКУМЕНТАМ И ВОСПОМИНАНИЯМ (к 100-летию со дня рождения М. К. Янгеля)



по системе в целом и баллистической ракете УР-100 – ОКБ-52 ГКАТ СССР (Генеральный конструктор т.Челомей) …

  1. Обязать МО СССР (тт. Захарова, Бирюзова) в месячный срок выдать, а ГК АТ СССР, ГК РЭ СССР в месячный срок рассмотреть и согласовать с МО СССР тактико-технические требования на разработку комплекса изделия (текст постановления приведен не полностью).

Из письма М. К. Янгеля на имя Н. С. Хрущева

Особая папка
Сов. секретно

Уважаемый Никита Сергеевич!

Принятое Вами 11 февраля с. г. решение о разработке малогабаритной межконтинентальной ракеты Р-37 обрадовало всех разработчиков этой ракеты и все мы с большим подъемом и воодушевлением приступили к выполнению этого решения.

На специальном совещании главных конструкторов еще раз рассмотрены и уточнены технические направления в разработке всего комплекса: ракеты, двигателей, системы управления и шахтной стартовой позиции.

Все главные конструкторы технически подготовлены к созданию этого ракетного комплекса в короткие сроки на самом современном, высоком техническом уровне, дешевого по стоимости, надежного и простого в эксплуатации.

Ракета Р-37 может быть разработана за два года, её летные испытания могут быть начаты в конце 1964 года; в конструктивном исполнении она будет ампульной со сроком нахождения в заправленном компонентами топлива состоянии не менее 10 лет; высокоточная автономная система управления будет обеспечивать полностью автоматизированную подготовку к старту и старт ракеты; шахтная стартовая позиция «морского» типа (без газоводов и поворотных устройств) будет самой простой, дешёвой и удобной в эксплуатации; пуск всех ракет позиционного района можно будет производить дистанционно по проводам или радиорелейным линиям; строительство шахт обеспечивается при максимальной скрытности; количество обслуживающего персонала будет минимальным.

Тов. Хрущев читал:
«отложить»
II/IV-63 г.
(Устинов расписался 24 мая 1963 г.

Смирнов 25 мая 1963 г.)

… В сочетании с ракетой Р-36, которую мы готовим в настоящее время к летным испытаниям и начнем эти испытания в мае – июне месяцах с. г., ракета Р-37 поднимет и укрепит военную мощь нашей страны в необходимых масштабах на ближайшие 7–10 лет.

Положительное решение вопроса о разработке этой ракеты вдохнет во всех нас уверенность в своих силах и мы будем ещё лучше подготовлены к выполнению любого Вашего задания.

Прошу Вас, Никита Сергеевич, доверить нам разработку ракеты Р-37 и дать указание об оформлении соответствующего Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

С глубоким уважением к Вам М. Янгель
главный конструктор ОКБ-586

Из приведенных документов следует, что на Совете Обороны 11.02.63 г. М. К. Янгель выступал с проектом ракеты Р-37, а не Р-38 и не Р-26, разработка которой была прекращена в июне 1962 г.

Постановление о разработке ракеты Р-37 так и не вышло.

15

В. А. Задонцев



К сожалению, в опубликованных трудах КБ «Южное» не приводятся никакие технические данные ракеты Р-37, как и ракеты Р-38. (см., например, [7]).

 

Cыграла свою роль и «козырная карта» Челомея: универсальная ракета УР-100 – это не только МБР, но и противоракета в системе ПРО страны «Таран». Как выяснилось позже, «козырь» оказался битым. У проекта «Таран» было слишком много критиков и противников, а главного защитника – Н. С. Хрущева – соратники отстранили от власти 14 октября 1964 г., после чего «Таран» прикрыли.

 

Под руководством Генерального конструктора ОКБ-52 В. Н. Челомея в филиале No 1 на Филях, которым руководил Виктор Никифорович Бугайский (одновременно – первый зам. Генерального), была разработана МБР УР-100 («сотка»), с автономной системой управления, которая на самом деле имела стартовый вес 42,3 т, её серийно производил завод им. Хруничева в Филях.

 

Из воспоминаний академика Федосова Е. А. [8]: В. Н. Челомей «брался совершенно безбоязненно за эти крупнейшие проекты (УР-100 и УР-500), руководствуясь одним правилом: главное – раскрутить маховик, а когда сделаешь это, то он уже сам будет крутить тебя. Поэтому он «раскручивал маховик», подключая к реализации своих планов как можно больше организаций, НИИ, учёных, инженеров – и что же? Как правило, техническая система действительно «поддавалась» ему».

 

В определенном смысле главный конструктор ОКБ-586 М. К. Янгель взял «реванш», разработав по указанию ВПК проект своего варианта модернизации челомеевской «сотки» – ракету МР УР-100 (15А15) с миномётным стартом из укрепленной шахтной пусковой установки, разработка была начата в 1970 г.

 

Внезапная смерть М. К. Янгеля от пятого инфаркта в день своего 60-летия 25 октября 1971 г. не позволила ему до конца реализовать проект. Это сделал преемник М. К. Янгеля на посту главного конструктора КБ «Южное» Владимир Федорович Уткин.

 

Библиографические ссылки

  1. Так это было… Мемуары Ю. А. Мозжорина. – М., 2000. – 58 с.
  2. Стратегические ракетные комплексы наземного базирования. – М., 2007. – 248 с.
  3. 60 лет самоотверженного труда во имя мира. – М., 2004. – 331 с.
  4. Поляченко В. А. На море и в космосе. Воспоминания / В. А. Поляченко. – СПб., 2008. – 192 с.
  5. Хрущев С. Н. Никита Хрущев: кризисы и ракеты. Взгляд изнутри. Т. 2 / С. Н. Хрущев. – М., 1994. – 534 с.
  6. Губанов Б. И. Триумф и трагедия «Энергии». Размышления главного конструктора. Т. 1 «Летящий огонь» / Б. И. Губанов. – Н. Новгород, 2000. – 420 с.
  7. Ракеты и космические аппараты Конструкторского бюро «Южное» / под общ. ред. С. Н. Конюхова. – Днепропетровск, 2001. – 240 с.
  8. Федосов Е. А. Полвека в авиации. Записки академика / Е. А. Федосов. – М., 2004. – 400 с.

Надійшла до редколегії 29.11.2011 р.

16